Диалектика необходимости и случайности
Страница 1

Поставленный выше вопрос заставляет более внимательно рассмотреть ту сторону проблемы, которую в свое время игнорировал Д. Юм, а вслед за ним и логические позитивисты, а именно вопрос об объективной необходимости как существенном критерии научного закона. Само собой разумеется, что эмпиризм в лице Д. Юма и его последователей среди позитивистов не ставил, да и не мог поставить вопроса о необходимости, не зависящей от сознания, и ее адекватном выражении в научном законе, ибо ограничивал сферу научного познания (и реальность вообще) одними лишь чувственными наблюдениями.

Необходимость для Д.

Юма имела лишь психологическую природу и рассматривалась как привычка к однообразному порядку чередования или сопутствия наблюдений. Индуктивисты придали ей форму логической необходимости, которая обосновывалась методами индукции. Несколько иначе понимал необходимость К. Поппер. Считая различие между универсальными эмпирическими утверждениями и научными законами чисто вербальным, условным, он тем не менее также находит возможность интерпретации закона как необходимости. Однако эта необходимость, по его мнению, существенно иного рода, чем необходимость, связанная с материальной импликацией,— она обусловлена возможностью дедуктивного вывода данного закона из другого, более общего. «Дать причинное объяснение некоторого события,— считает Поппер,— значит дедуцировать описывающее его высказывание, используя в качестве посылок один или несколько универсальных законов вместе с определенными сингулярными высказываниями - начальными условиями».

Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что каким бы ни был индивидуальный подход к вопросу обоснования научного закона, для многих философов характерна абсолютизация какой-либо одной из сторон этого познавательного процесса. Естественно, что рано или поздно развитие научного знания выдвигает такие проблемы, в решении которых подобная ограниченность становится настолько явной, что приходится искать новую, более удобную и эффективную модель обоснования. Так, на смену юмовской концепции с ее гипертрофированным психологизмом приходит индуктивистская модель, а несостоятельность индуктивистской модели, ставшая в настоящее время очевидной, приводит к появлению логико дедуктивных концепций.

Признание объективной необходимости вносит, таким образом, существенно важный момент в проблему обоснования научного закона: если необходимость имеет объективную природу, то возникают вопросы: каковы те концептуальные средства, с помощью которых она выражается в научном законе, каково отношение нашего знания о необходимой зависимости явлений к самой этой объективной зависимости?

Имеющаяся литература, посвященная проблеме научного закона (в особенности учебно-методическая), не дает исчерпывающего ответа на поставленные выше вопросы. В «Философском энциклопедическом словаре» категория закона определяется как «отображающая существенные, необходимые и повторяющиеся связи между явлениями реального мира». Необходимость рассматривается как отражение преимущественно внутренних, устойчивых, повторяющихся, всеобщих отношений действительности. Случайность отражает внешние, несущественные, неустойчивые, единичные связи действительности. Итак, необходимое — это закономерное, а закономерное это необходимое.

Такое «замыкание» понятий необходимости и закона объясняется, очевидно, стремлением авторов дать чисто философское определение этих понятий, избегая смешения их с терминологией и концепциями частных наук. А между тем ответить, например, на вопрос о том, как используется необходимость в обосновании научного закона, невозможно без обращения к частно научному знанию, без разъяснения ее в терминах других наук.

Подобно таким категориям, как материя и сознание, категории необходимости и случайности соотносительны. В философском анализе их едва ли можно определить иначе, как в контрасте друг с другом: необходимость предполагает исключение случайности (и, разумеется, связь с ней). На первый взгляд, такое определение тривиально. Но именно на первый взгляд, так как свое методологическое значение оно приобретает только в контексте реального научного исследования и потому должно рассматриваться в тесной связи с ним. Оно указывает, что суть процесса обоснования научного закона состоит в разделении необходимости и случайности, и задача конкретного исследования заключается в том, чтобы, используя свойственные каждой науке средства, выделить необходимую связь среди прочих условий, найти зависимые и относительно независимые друг от друга события в данной области познания, оценить значение случайных, несущественных факторов и их роль в реализации исследуемого закона.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Категории диалектики
Находящемуся в постоянном движении и развитии миру соответствует столь же динамичное мышление о нем. “Если все развивается… то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? ...

Наука в контексте культуры
  Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте, До сущности протекших дней, До их причины. До оснований, до корней, До сердцевины. Все время схват ...

Философия марксизма
Философия марксизма – одно из важнейших направлений, вызывающее в современную эпоху неоднозначную оценку, представлена в различных вариантах: классический марксизм, нашедший отражение в труд ...