Объяснение и понимание в познании мира политического
Материалы / Объяснение и понимание в познании мира политического
Страница 3

измерение качественных признаков), калькуляции мотивов, интересов людей, но и иррациональных, подсознательных, неосознанных побуждений, которые не поддаются математизации и требуют интуиции, психологического проникновения.

Пестрый мир социальной и политической действительности, ее многообразие и многовариантность оставляют место для различных ее интерпретаций. К тому же познание социальной действительности связано с изменением самой этой действительности. Сам акт познания может поставить под сомнение существующий порядок и, более того, подорвать его. Причем это является следствием не практического применения результатов познания, а самого процесса познания.

Если в естественных науках ударение делается на объяснении, то в общественных науках – на понимании. Объяснить – значит выявить внутренние и внешние связи между составными частями лабораторного эксперимента, призванного повторить или создать природный эффект.

В социальной и духовной сферах речь идет не только об объяснении вещей, но и об адекватном их понимании в смысле постижения. Объяснить социальный феномен – значит прежде всего «описать его». Например, «объяснение – понимание» экономического кризиса заключается в установлении предшествовавших ему спекуляций, первых банкротств, повышения банковских учетных ставок и т.д. Описание составляет существенную часть социальных и гуманитарных дисциплин и основу классифицирующего знания. Поскольку социальное представляет собой процесс реализации потребностей и устремлений людей, то понять его – значит определить совокупность намерений и представлений, лежащих в основе социальных феноменов. Если объяснение предполагает поиски причинно-следственных связей, то понимание – выявление глубинных мотивов человеческой деятельности. Поэтому очевидно, что исследователь-гуманитарий вносит свой жизненный опыт в трактовку изучаемых им явлений.

На коллизии между объяснением и пониманием одним из первых обратил внимание В. Дильтей, отметивший разрыв между ожиданиями «лапласовского» мышления, ориентированного на специфику неживой природы, и таким предметом научного познания, каким является жизнь в целом и жизнь человека в частности. В. Дильтей говорил, что исследование человеческих деяний, познание истины в сфере человеческой культуры требует внутреннего постижения, достигаемого с помощью иных средств, нежели наука, которая изучает неодушевленные предметы. Следует отметить, что герменевтика, начиная с Ф. Шлейермахера, придает понятию понимания психологический оттенок, что вызывает у методологов, привыкших опираться на объективные методы анализа некоторое опасение. К настоящему времени накопилось уже немалое количество работ, в которых предприняты попытки философского и логико-методологического рассмотрения понятия понимания. Сюда относятся, прежде всего, работы Х.Г. Гадамера, Э. Бетти, П. Уинча и других философов. Последователи Ф. Шлейермахера и Дильтея, продолжая традицию, склонны говорить о понимании как о «вчувствовании» в духовный мир другого человека, как об «эмпатическом со-переживании» его мыслей и чувств.

Суммируя сказанное, отметим, что изучение феноменов культуры опирается на понимание человеческой деятельности, поэтому в методологии общественных наук понятие понимания является одним из центральных.

Объяснение же относится к детерминистскому типу описания, когда, желая объяснить данное состояние (поведение) объекта, отыскивают в предшествующем времени объективные причины. Но, как отмечал П. Рикер, «человек есть существо, которое одновременно принадлежит и порядку причинности и порядку мотивации, порядку объяснения и порядку понимания». В одной и той же ситуации разные люди ведут себя по-разному: сказываются различия целей, мотиваций, волевых и нравственных качеств. Иными словами, люди в значительной мере сами выбирают способ самодетерминации. Разумеется, человек никогда не бывает всецело свободным от обстоятельств, но он и никогда не бывает всецело предопределенным ими. По опредлению П. Рикера, то человеческое существование находится внутри континуума, на одном полюсе которого расположена «каузальность без мотивации», а на другом – «мотивация без каузальности».

Как отмечает А.С. Панарин, основание дифференциации между объяснением и пониманием связано с особым порядком свободы. Понять политического субъекта – значит, по возможности, отделить в его поведении то, в чем он действительно несвободен (детерминирован), от того, в чем он открыт выбору, убеждению, целеполаганию.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Наука в контексте культуры
  Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте, До сущности протекших дней, До их причины. До оснований, до корней, До сердцевины. Все время схват ...

Глобальные проблемы современности
Под глобальными проблемами человечества понимается комплекс острейших социоприродных противоречий, затрагивающих мир в целом, а вместе с ним и отдельные регионы и страны. Глобальные проблем ...

Категории диалектики
Находящемуся в постоянном движении и развитии миру соответствует столь же динамичное мышление о нем. “Если все развивается… то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? ...