Л.М. Лопатин. Вопрос о свободе воли
Материалы / Л.М. Лопатин. Вопрос о свободе воли
Страница 1

Лопатин для разрешения вопроса о свободе воли человека отталкивается от Канта и Шопенгауэра: необходимость не исключает свободы воли, а наоборот, подтверждает ее как свое основание. В мире вещей все детерминировано – подчинено строгим законам, но эти законы, в свою очередь, подчинены силам их производящим и эти силы являются абсолютно свободными от созданных ими законов.

Причины вещей не могут исходить из физической природы, здесь нет творческого начала, а все является продолжением предыдущего. Но традиционно сложилось не верное о нем представление: как о каком-то неизменном единообразии, и процессе, совершающегося по одним и тем же механическим законам.

«Таким образом, закон причинности в его современном понимании, последовательно раскрытый, неизбежно превращается в механический закон сохранения энергии». В физическом мире все процессы работают по закону сохранения энергии и абсолютное безразличие к качественной стороне явлений. В сфере же духовной есть некоторая неопределенность, т.е. присутствует момент «творческого самоопределения», и есть качество или целесообразность действий. В ней не предполагается никакого единообразия явлений. Закон причинности основан на двух постулатах: всякий акт предполагает деятеля, всякая проявленная реальность подразумевает воплощающуюся в ней силу. Иными словами, «закон причинности заключается в том, что все существующее, раз оно имеет реальность, есть причина, т.е. в чем-нибудь себя обнаруживает». Такие причины, которые не имеют порождающих их действий, а начинают лишь от себя новые действия – являются творческими. Поэтому, действительность имеет метафизическую основу в творческой первопричине, которая, следовательно, и творчески-свободна, т.е. «самопочинна». Эта причина и есть воля. И весь вопрос о нравственной свободе воли в человеке Лопатин сводит к вопросу о том: присутствует ли в нашей личности творческая сила и в каком смысле присутствует?

Теперь перенеся эти принципы на человека, можно заключить: человек в мире вещей зависим от тотальной необходимости, но так же он является проявлением (выражением) своего внутреннего «Я», которое свободно от феноменального мира. Т.е. человеческие поступки определяются актом его внутреннего «Я», оно и является его волей. Итак, «детерминизм не противоречит свободе, потому что внешняя необходимость явлений, нисколько не исключает внутренней свободы сил, которые в эти явления облекаются». Наша воля проявляется во всех наших поступках даже когда мы не замечаем в них ее проявления например, в процессе восприятия.

Для разрешения вопроса о творчески-свободной воле, Лопатин разбирает психические процессы человека и его восприятие. Здесь основным для него вопросом является: «в каком причинном отношении находится психическая сила к своим продуктам – ощущениям»? Обо всем мы судим на основе того, что в себе воспринимаем. Все явления нами воспринимаются благодаря психической силе в нас содержащейся. Посредством внешнего воздействия на нас явлений психическая сила реагирует на них «самобытным актом восприятия» и на основе их создает психические феномены (цвет, вкус, запах и т.д.), «и эти акты постепенно образуют материал для ее дальнейшей деятельности». Т.е. сами по себе, эти свойства не находятся в предметах, а создаются внутри нас психической силой, и она, тем самым, служит неким творческим началом. «Наши психические явления только в нашем сознании и существуют, и больше их нигде нет». Именно таким способом возможно представить действие внешнего мира на нас. Далее, мы никогда в полной мере не осознаем и не сможем объяснить, как преобразуют психические силы, попадающие в ее сферу явления, т.е. почему на одни явления они реагируют так, а на другие – иначе. Это объяснить не возможно, т.к. сфера свободно творящего духа не поддается логическому анализу. «Во всех наших психических состояниях мы имеем нечто непосредственное, прямо данное, в своей внутренней индивидуальности неопределимое». Это говорит о том. Что Лопатин относит акты психической силы к видам духовного творчества. «Таким образом, непосредственное творчество нашего духа является основою и почвою, на которой постепенно развиваются все явления нашего сознания». Между внешним миром и нашим познанием есть сфера духовной жизни и чувственной восприимчивости, и лишь через них мы можем судить о мире. Мир дан нам лишь через «психические значки» (наши ощущения). А между нашею волею и нами нет никакой призмы. Все мыслительные процессы и психические акты – это есть наша внутренняя наполненность, мы их не воспринимаем, а ими живем, и совершаем какие-либо действия именно благодаря им. Поэтому, все наши действия в первую очередь подчинены нашей внутренней духовной силе, и именно от нее зависят. Что бы мы не совершали – мы совершаем по доброй воле.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Наука в контексте культуры
  Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте, До сущности протекших дней, До их причины. До оснований, до корней, До сердцевины. Все время схват ...

Категории диалектики
Находящемуся в постоянном движении и развитии миру соответствует столь же динамичное мышление о нем. “Если все развивается… то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? ...

Философия марксизма
Философия марксизма – одно из важнейших направлений, вызывающее в современную эпоху неоднозначную оценку, представлена в различных вариантах: классический марксизм, нашедший отражение в труд ...