К вопросу об историческом возрасте науки как культурологическом феномене
Материалы / Наука в контексте культуры / К вопросу об историческом возрасте науки как культурологическом феномене
Страница 1

В этом вопросе лекции рассматривается проблема исторического возраста науки

с точки зрения современных критериев его оценки. В основу такого рассмотрения полагается реальный процесс развития науки с позиции ее исторических корней, как удачно подчеркнул К. Маркс, с точки зрения той "писаной истории", знание которой и составляет современные научные представления.

По-видимому, самые первые основания полагать о началах

именно науки лежат в русле древнеегипетской цивилизации. Дошедший до нашего времени культурный "срез" с той эпохи определенно свидетельствует, что цивилизация Древнего Египта 4-го тысячелетия до нашей эры располагала весьма глубокими знаниями в области математики, медицины, географии, химии, астрономии и др.

Принципиальной особенностью науки того времени был ее тайный характер, ибо знанием разрешалось владеть только Посвященным, т.е. собственно жреческой касте. Другой принципиальной особенностью этой науки было ее практическое происхождение и назначение. Так, развитие земледелия повлекло за собой развитие геометрии и географии. А зависимость Египта от временных особенностей существования главной реки Египта – Нила – повлекло за собой развитие астрономии. В этой связи, изучая характер движения Солнца, древние египтяне узнали, что Земля круглая и движется в пространстве. Основываясь на этом, они составили удобный для себя солнечный календарь, где разделили сутки на 24 часа, а каждый час – на 60 минут. Египтяне составляли карты неба, группировали и классифицировали созвездия, а также вели наблюдения за планетами. Сложившиеся священные ритуалы при бальзамировании мумий великих умерших заставили египтян скрупулезно изучить анатомию человека, а, стало быть, по этой причине они не могли не обладать серьезными медицинскими познаниями. Заметим, что египтяне умели лечить людей не только терапевтически, но и хирургически, например, делать трепанацию черепа, пломбировать зубы, чего, кстати сказать, не умели делать в Европе даже в XVIII в.

Владение указанными выше знаниями не могло быть осуществимо в достаточной мере без развитых математических знаний. К примеру, египтяне знали способы получения и практического применения числа π, производили вычисления с дробями, решали уравнения с двумя неизвестными, производили другие математические операции. Конечно, эти математические знания могли быть получены только единственным путем, а именно – через практические измерения. Безусловно, все вышеназванное не могло быть осуществлено без изобретения письменности

, которая была представлена у египтян в виде иероглифов, иначе говоря "священных знаков". Так, в частности, проявляла себя объективация научных знаний, как одно из проявлений священной тайны. Впрочем, принцип секретности всегда был так или иначе сопряжен с научными исследованиями в любые исторические времена. Многое из всего этого еще предстоит, по-видимому, обнаружить современным исследователям в рассматриваемом древнем пласте человеческой культуры, к примеру, разгадать тайну Сфинкса, смотрящего как бы в небытие, тайну необходимости существования пирамид, форма которых доказала свою эффективность как архитектурных "долгожителей" и т.д. Иными словами, древние египтяне открыли как практическую необходимость науки, так и ее культуротворческое действие, ибо человек, соприкоснувшийся с наукой, становится действительно человеком-творцом.

Итак, древнеегипетская цивилизация вполне может быть рассмотрена как цивилизация, открывшая науку как форму общественного сознания и форму специфической человеческой деятельности. Во всяком случае все исходные критерии научности этой человеческой деятельности ей были уже присущи.

Рассматривая вопрос об основаниях науки в ее историческом аспекте, целесообразно рассмотреть этот вопрос через призму как преднауки

, так и собственно науки

, понимая под преднаукой знания, являющиеся не столько самостоятельным объектом человеческого внимания, сколько обозначениемсамостоятельности этого объекта. Скажем, число "пять" как объект, рассматриваемый в рамках преднауки, может быть обозначено только как соответствующее ему количество предметов – "пять яблок", "пять деревьев", "пять птиц" и т.д. На этапе же собственно науки число "пять" выступает уже как самостоятельный символический объект, как элемент не эмпирической, а теоретической реальности. Знания здесь выступают уже не как некий суммарный исход практических операций, а как своего рода рецептура с точки зрения всеобщего и необходимого. В этой связи преднаука есть лишь обобщение на обыденном уровне сознания эмпирических ситуаций, предписаний для практики и только

.

Нетрудно видеть в свете сказанного, что научные знания, сформировавшиеся в Древнем Египте, еще не являлись наукой в строгом смысле этого слова, а были именно преднаукой.

Впервые на собственно теоретический уровень люди смогли поднять знания только в Античной Греции, правда, в строгом смысле этого слова сказанное можно отнести только к таким глобальным разделам знания, как математика и философия. Здесь впервые осуществился - принципиальный интеллектуальный процесс –

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Философия марксизма
Философия марксизма – одно из важнейших направлений, вызывающее в современную эпоху неоднозначную оценку, представлена в различных вариантах: классический марксизм, нашедший отражение в труд ...

Наука в контексте культуры
  Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте, До сущности протекших дней, До их причины. До оснований, до корней, До сердцевины. Все время схват ...

Категории диалектики
Находящемуся в постоянном движении и развитии миру соответствует столь же динамичное мышление о нем. “Если все развивается… то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? ...