Введение
Страница 1

Теория души является актуальной для всего творчества древнегреческого философа Платона. Она занимает очень важное место в его философии и тесно взаимосвязана с другими положениями его учения. Главные платоновские мысли невозможны без раскрытия природы души. В своей работе я попытаюсь не только выявить связь между рассуждениями философа о душе и его рассуждениями о знании как припоминании, о любви, но и попытаюсь раскрыть, что такое душа есть сама по себе, по Платону. Эти задачи, вполне разрешимы при опоре на диалоги “Федон”, “Пир”, “Федр”, “Софист”, “Теэтет”, “Филеб”, “Государство”, “Тимей”, где находится не только сущность теории души, но и вообще сущность платоновской философии.

В каждом из этих произведений в той или иной степени затрагивается душа, затрагивается то, что касается души, то без чего невозможна теория души. Платон в первых из выше перечисленных диалогов (“Федон”, “Пир”, “Федр”) большей частью рассматривает душу, образно выражаясь, замутнённой разными страстями, разрабатывает этические положения, говоря скорее о том, что не принадлежит душе, и что не должно душе. И лишь в том, что душе более всего свойственно созерцать истину (благо), видится смутный намёк на то, что же есть душа сама по себе. В последующих диалогах мы приближаемся к более ясному пониманию блага, а в “Тимее”, наконец, открывается то, что же есть душа в её чистоте.

Путь, который проделывает Платон к окончательному выявлению понятия души, конечно же, не случаен. И я не ошибусь, последовав за ним, начиная с характерных черт души и закончив душой самой по себе.

В. С. Соловьев в своих работах уделяет некоторое внимание Платону. Развитие платоновской философии он рассматривает в очерке “Жизненная драма Платона” в связи судьбой Платона, что не совсем верно, поскольку движенье чьей-либо философии должно происходить независимо от внешних обстоятельств. Также как и развитие души. Поэтому ошибочно считать, что мир мешает душе и может повлиять на неё. Обременённость души внешним — одно из заблуждений души, которое она должна преодолеть. Показать душу в этом её состоянии (обременённости телом, т. е. внешним), является одной из задач моей работы.

Соловьёв отмечает роль Эрота в развитии души и говорит о том, что эта роль заключается в сообщении бессмертия смертной части нашей природы, что Эрот является жаждой бессмертия. Любим мы только прекрасное само по себе, вечное, а это является свидетельством того, что душа совпадает с прекрасным и вечным. Т.е. то, что душа по-настоящему любит и есть она сама. Во-первых, я хочу показать, что любовь к прекрасному всегда есть внутри души, а во-вторых, что душа и прекрасное совпадают (т. е. , когда Эрот сообщает душе бессмертие, фактически сама душа сообщает его себе).

Из более современных авторов о Платоне писал В. П. Фомин. Он утверждает, что, по Платону, душа является сущностью всего. Главным его тезисом является то, что “…Бог рождается, умирает и воскресает не где-нибудь, а в нашей душе и осознаёт сам себя…”[1] . Душа является не только не случайной категорией в философии Платона, а главной. Категория души и идеи, по сути совпадают. Раскрытию этого момента в учении Платона о душе я уделю внимание в своей работе.

Сразу же хочу отметить один важный момент. Многие авторы учебников по истории философии считают, что Платон раскрывает понятие души уже в “Федре”, сравнивая душу с крылатой колесницей, и начинают описание души с рассказа о возничем и двух разных конях. Но здесь ещё нет речи о душе самой по себе, здесь речь идёт о душе обременённой телом, если хотите о душе, живущей в мире сём и теле, которые могут “загрязнять” душу, если она недостаточно сильна и чиста. “Если он [Платон] в манере представления говорит о душе человека, что она имеет разумную и неразумную части, то мы также и это высказывание должны брать в общих чертах; но Платон этим не утверждает философски, что душа сложена из двух субстанций, двух вещей”.2 В самом начале этой работы нужно подчеркнуть, что человеческой душе такой, какой она предстаёт в повседневной жизни присуще бытие и небытие, как и каждой веще в этом мире (об этом Платон говорит в “Софисте”). Т. е. душа, постоянно атакуемая чуждыми ей движениями, может быть и собой и не собой. Когда она затмевается страстями, испытывая удовольствие или страдание (ведь Платон считает наиболее правильной, разумной жизнь, в которой нет ни радости, ни печали, нет “сильных страстей”), она не является настоящей, истинной душой. Душа же, освобождённая от таковых течений, чистая душа и есть душа сама по себе. Подобным же образом Платон рассуждает, когда говорит о вещах, существующих в этом мире и об их идеях. Как идея какой-либо вещи и есть подлинное этой вещи, так и идея души есть подлинное души.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Наука в контексте культуры
  Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте, До сущности протекших дней, До их причины. До оснований, до корней, До сердцевины. Все время схват ...

Категории диалектики
Находящемуся в постоянном движении и развитии миру соответствует столь же динамичное мышление о нем. “Если все развивается… то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? ...

Философия марксизма
Философия марксизма – одно из важнейших направлений, вызывающее в современную эпоху неоднозначную оценку, представлена в различных вариантах: классический марксизм, нашедший отражение в труд ...