Постмодернизм и иррациональные формы познания бытия
Материалы / Иррациональность философии постмодернизма / Постмодернизм и иррациональные формы познания бытия
Страница 1

Рассмотрим теперь, в чем же конкретно проявляется иррациональность постмодернизма.

Иррационализм (лат. irrationalis — бессознательное, неразумное) — это философские течения, провозглашающие примат неразумного начала и делающие его основной характеристикой как самого мира, так и его миро-понимания. Как отмечают, «сам термин «иррациональный» возник только в ХУП веке, был вначале связан с изучением иррациональных величин в алгебре и геометрии», то есть, применялся, как это ни странно, в области одной из самых рациональных форм познания – математике (29, 53). У Гегеля, рассматривавшего, как известно, раздельно разум и рассудок, мы также наблюдаем подобную «превратную терминологию»: «то, что мы называем рациональным, принадлежит на самом деле области рассудка, а то, что мы называем иррациональным, есть скорее начало и следствие разумности» (29, 53).

Постмодернизм характеризуется согласно гибридизации, расширением прошлого в настоящем. Это выражается в обращении к иррациональным формам познания, бытовавшим на заре цивилизации - мифу.

Постмодернизм являет собой "возврат к синкретизму, но на более высоком мировоззренческом уровне постмодернизм лишен стремления к исследованию глубинных проблем и процессов бытия, он стремится к простоте и ясности, к совмещению культурных эпох. Поверхностное, но синтетическое отражение мира суть человеческого сознания. Мир нужно не понимать, а принимать"(14).

По К.Ясперсу, "Обращение к прошлому приобщает нас к тайне человеческого бытия».

Деконструкция логоцентризма исключает использование языка в привычном понимании. Место языка теперь занимает «симулякр». Иррациональность "симулякра" роднит его с восточными практиками (такими как созерцание коана в дзен-буддизме, или мандалы в хатха-йоге в индуизме) и проявляется в его фундаментальном свойстве "принципиальной несоотнесенности и несоотносимости с какой бы то ни было реальностью" (13) .

Интересен сравнительно-исторический анализ С.Корнева, который показал общие черты постмодернизма и дзен-буддизма. "В дзэне, который был синтезом буддизма и даосизма, эта практика как раз и сыграла роль "восточного постмодернизма", стала орудием природной южно-китайской духовности, взломавшим застарелое догматическое учение, принесенное из Индии. Используя внутренние ресурсы самого же буддийского учения, дзэнские наставники эпохи Тан потешались над угрюмой серьезностью буддистов старой формации, которые истинную духовную практику пытались заменить комментаторством и исполнением обрядов. Дзэнский коан, закрепляющий эту духовную практику в форме текста, внешне выглядит как игра, как чистой воды дурашество, - и, однако, оказывается, что это единственный способ указать на действительно серьезное. Логика коана - это логика абсурда, которая взламывает привычные нормы здравого смысла, застарелый лед "нормальной рациональности", а затем, балансируя на этих обломках, ведет к просветлению. "Когда вначале ученик пытается решить коан при помощи интеллекта, его сосредоточение возрастает. Однако эти первоначальные усилия не приносят успеха, потому что рационально решить коан невозможно. В сущности, он представляет собой своего рода насмешку над человеческим интеллектом. Сосредоточенность наряду с иррациональностью и создают особую психологическую ситуацию, в которой происходит борьба ученика с коаном"(13).

Вторая тенденция Фуко, «привязанность к смерти Бога», означает, что «смерть Бога обращает нас не к ограниченному и позитивному миру, она обращает нас к тому миру, что распускает себя в опыте предела, делает себя и разделывается с собой в акте эксцесса, излишества, злоупотребления, преодолевающих этот предел, проступающих через него, нарушающих его — в акте трансгрессии» (22) . Под трансгрессией понимается "одно из ключевых понятий постмодернизма, фиксирующее феномен перехода непроходимой границы, и, прежде всего, — границы между возможным и невозможным".

Таким образом, божественный Логос также убирается.

Но отрицает ли постмодернизм саму возможность существования религии (в качестве примера возьмем христианство)? Ведь и гуманизм и метафизика средневековья суть продукты христианской религии. Отрицание же всего предшествующего опыта познания действительности должно, соответственно, отрицать и идеи христианства как атрибут европейской культуры. В.А.Лекторский, следуя идее «христианского реализма» С.Л.Франка, приходит к идее частичного воплощения идеалов христианства (полное соблюдение невозможно, так как это утопия, порождающая конфликты), и постмодернизм может включить эти идеи в свою культурную парадигму. Без этих идеалов была бы «невозможна европейская культура и современный человек» (17).

Страницы: 1 2

Смотрите также

Наука в контексте культуры
  Во всем мне хочется дойти До самой сути. В работе, в поисках пути, В сердечной смуте, До сущности протекших дней, До их причины. До оснований, до корней, До сердцевины. Все время схват ...

Категории диалектики
Находящемуся в постоянном движении и развитии миру соответствует столь же динамичное мышление о нем. “Если все развивается… то относится ли сие к самым общим понятиям и категориям мышления? ...

Глобальные проблемы современности
Под глобальными проблемами человечества понимается комплекс острейших социоприродных противоречий, затрагивающих мир в целом, а вместе с ним и отдельные регионы и страны. Глобальные проблем ...